Delft

Разлука смотрит на меня твоими серыми глазами

Меня уже совсем редко радуют новые песни, но вот тот самый редкий случай.
Елена Фролова перевела на русский с греческого песню Теодоракиса. И аранжировка замечательная, и Елена поет прекрасно. В общем все тут изумительно - даже на мой привередливый вкус. Целый день слушаю. Непрерывно.

Piazzolla

Будни на галерах

"Облачно" - одно из безликих слов, которое пишется "nublado" и не ассоциируется у меня ни с чем. Единственная ничтожная зацепка для памяти это "бла" в серединке. У Анки есть жаргонный термин "пиявка", то есть со скрипом запоминаемое слово, которое выпьет из тебя всю кровь пока, наконец, не закрепится, и оно будет тебе предъявляться до посинения - твоего, к сожалению, а не его.
My Sail

То, что не лечится

Из программы "Один" Дмитрия Быкова:

"Многие любят и сейчас повторять, что они не интересуются политикой. Мне кажется, что если раньше это могло еще прохилять за позицию такую высокую (хотя Кушнер говорил: "Ахматова интересовалась, а вы не интересуетесь: сколь же вы продвинуты"), то сейчас это просто подлость, нормальная подлость, которая маскируется под некую высоту нравов и духов."
Piazzolla

Похмельные будни

Анки ласково меня дрессирует, и иногда это напоминает известную байку, как мужик с похмелья припоминает название дерева, под которым его угораздило проснуться: "Могулия? Хочулия? Говнолия? О, магнолия!". Вот в точности как я сегодня шел по камушкам к слову "после": "dois? voice? Oh, depois!"
Eric

Учебно-методическое

Я относительно грамотно пишу по-русски, ну или, по крайней мере, не безобразно неграмотно. Держится это у меня вовсе не на знании правил, давно уже позабытых. Но издавна - и особенно это касается орфографии - у меня все опирается на чисто зрительное восприятие текста. Когда я вижу слово с опечаткой, у меня мгновенно возникает ощущение "ну не должно, не должно это так выглядеть!"
Так вот в португальском сейчас ничего такого нет. Я смотрю на слова как баран известно на что. Видимо, надо прочесть тысячи страниц португальских текстов, чтобы выработать вот такие же зрительные рефлексы на их слова. Кстати, в английском это "распознавание образов" уже давно сформировалось, хотя и не в той степени, конечно, как в родном языке.
Eric

И ведь каждый думает, что это не про него

Надо в марте родиться,
чтоб лазурью апрельской
в поднебесье разлиться,
в мае — солнечной леской
проблистать или спицей
в колесе, налегке
подлетая к реке.
Над ракушкой-моллюском
наклониться в июне,
выйти лесом июльским
в август, а в полнолуние
сентября, накануне
холодов, присмиреть —
на деревья смотреть.
В октябре — надышаться,
в ноябре — затаиться,
в декабре — продержаться
и дождаться гостинца,
в январе белым взглядом
притянуться к земле.
Умереть — в феврале.

(с) Владимир Гандельсман
Piazzolla

Не так все плохо

"Есть двадцать человек, которых вам интересно читать. Ну от силы тридцать. Остальных интересно читать не вам. Так и ходите к этим двадцати-тридцати авторам ногами. То есть, вручную. То есть, не ждите, когда они вам попадутся на халяву посреди белого шума. Иначе у вас создастся впечатление, что мир помешался на котах, гортензиях и способах прокрастинации, но оно ложное. То есть, в целом да, но в частности нет."

(с) Михаил Шевелев
Piazzolla

"А вы когда-нибудь видели, как течет река?" (с) Андре Моруа

Вот где засада в португальском языке - плавное течение речи, напоминающее течение реки. Гласные перетекают друг в друга совершенно произвольным, как это пока представляется, образом: у-э-о-у-еее-ууу-ааа. Там в потоке попадаются и кое-какие согласные, но потоку они совершенно не препятствуют: он их включает, обтекает, или вообще игнорирует в безостановочном струении: э-э-ааа-у-э-аа-о-у...
Все это сложно на слух воспринимать, как-то разбивать на осмысленные фрагменты, вычленять слова или их комбинации. Вот так пропоют тебе [kwaal-e-oo-se-oo-no-me], а ведь это всего лишь спросили "как тебя зовут?"
И произносить тоже замучаешься. Если пара гласных слогов сейчас в моей фразе случайно выпадает, то я могу легко и не заметить пропажи.
Право не знаю, чем эти португальские напевы для меня кончатся.
My Sail

«Офицеры»

В сценарии «Офицеров» есть сцена, которая в фильм не вошла вместе со всей сюжетной линией про 37-й год, хотя, возможно, она едва ли не самая важная: главный герой Алексей Трофимов ругает жену за то, что она отчаянно рискует, когда носит на Лубянку передачи арестованному Ивану Варавве. Жена в ответ называет его трусом:

– Я-то думала, что мой муж — русский офицер.
– Твой муж – красный командир, а не офицер! Красный, понятно?
– Офицер в России не попугай, в цвета не окрашен. Он украшен честью, и либо имеет ее, либо не имеет.

(с) Е.Киселев