Category: литература

My Sail

Генез идеи

"Книга возникла в результате убеждения автора, что он должен писать... Хоть и не умеет писать так, как пишут остальные."

Эту фразу Юрий Карлович написал в самом начале книги, название которой и подбило меня на эту безнадежную попытку возвращения в жж.

Я подумал, что Collapse )
Piazzolla

Искалечь ее, с-с-суку!!!

Многим известен этог страх - начать новую тетрадку, записную книжку, альбом и все такое. Девственно чистый лист парализует, и люди все хватают какие-то старые свои занюханные блокнотики и там чего-то карябают, а вот новенькие все откладывают и откладывают..., a после их смерти все это новенькое и чистенькое свозят самосвалом известно куда.

Так вот. Оказывается, можно купить специальную книжку, называемую Collapse )
TN

Хватит уже оправдываться

Один нетривиальный человек рассказал мне однажды про чувство неловкости, овладевавшее им всякий раз, когда он приносил домой несколько очередных новых книг из магазина. Он знал уже, что многие из них так и останутся нетронутыми стоять на его обширных полках - он вряд ли доберется до них, чтобы прочитать, хотя читал он постоянно и много. И он решил, что нужно придумать себе некоторое оправдание, чтобы приносить домой все новые и новые книги. Он долго сочинял разные оправдания и однажды придумал одно - окончательное и совершенно надежное, которым и пользуется с тех пор уже много лет. Он сказал себе: Collapse )
My Sail

Обрывки про "Месяц в деревне"

Как же по-разному читалась "Анна Каренина" в шестнадцать и в тридцать с небольшим. Вот так же сейчас по-другому видится тургеневский "Месяц в деревне".
Наталья Петровна, очаровательная, прелестная, неглупая женщина... Но до чего же она неумышленно жестока, совершенно не отдавая себе в этом отчета, чисто по-детски, инфантильно... И к своему доброму, хорошему, благородному мужу Аркадию, и к по-своему дорогому ей Ракитину... Да и к Беляеву она тоже будет такова же, столь же безжалостна, но чуть позже, не дай бог, этот роман получил бы продолжение. Стихийная, импульсивная безжалостность, безжалостность зверушки… Все, что у нее было и есть, все что ей дано, все, что положено уже к ее ногам - все это становится вдруг для нее далеким, нереальным и безразличным в свете того, что, казалось бы, грядет.
Какого рожна этой женщине надо ? Да она и сама этого не знает, ибо она не знает еще себя самое. Ее просто несет. Но она - вне оценок, она - такова, какова она есть. Ей всего двадцать девять лет... Она еще ребенок. Пока она познает себя, она покалечит еще многих вокруг себя. Что она подумает обо всем этом, когда наконец повзрослеет ?